Menu
    • Вс. Июн 16th, 2024

    ГБУ ДПО "РЦППМСП"

    ГБУ ДПО «Республиканский центр психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи»

    Шахгиреева А.У. Интервью

    Автор:Автор

    Авг 19, 2019

    «Хьехархо»

    Общественно-политическая и научно-просветительская газета

    №20 (164) 31 октября 2011 г.

     Айзан Шахгиреева «С детьми должны работать специалисты высочайшего класса…»

     Из досье «Хьехархо»

    Шахгиреева Айзан Усмановна родилась 13 ноября 1953 года в Тюлькубасском районе Южно-Казахстанской области (г.Чимкент). После окончания школы поступила и в 1976 году окончила Чечено-Ингушский государственный университет с присвоением квалификации «преподаватель русского языка и литературы».

    С 1979 по 1984 годы работала заместителем директора по учебно-воспитательной работе Алхан-Калинской СШ №2.

    С 1984 года преподавала русский язык и литературу в республиканской школе-интернате №2 г. Грозного.

    В 1996 году работала старшим преподавателем кафедры русского языка и методики его преподавания Чеченского государственного педагогического института.

    В 2001 году была назначена проректором по учебно – методической работе Чеченского института повышения квалификации работников образования (ЧИПКРО).

    С 2004 года является директором Психолого-педагогического и медико-социального реабилитационного центра.

    В 2008 году закончила Астраханский филиал НОУ ВПО Южно – Российского гуманитарного института по программе «Клинически психология и психокоррекция» на ведение профессиональной деятельности в сфере «Клиническая психология».

    В 2009 году окончила факультет дополнительного профессионального образования ЧГУ по программе «Педагогика и психология»

    Активно участвовала в работе многочисленных семинаров, семинаров – тренингов, а также в работе международных конференций организованных Советом Европы, Европейским Союзом, ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, МКС и т.д. Имеет награды и поощрения.

    В 2003 году приказом Минобрнауки РФ награждена нагрудным знаком «Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации».

    В нашей республике почти не оста­лось следов войны. Следов матери­альных… Но в душах и сердцах всех тех, кто пережил эти страшные собы­тия – и взрослых, и самых маленьких, – они навсегда остались незаживаю­щей раной…

    На днях наш корреспондент побы­вала там, где занимаются, пожалуй, одной из главных на сегодняшний день проблем – душевным здоровьем нации, – в Центре психолого-педаго­гической реабилитации и коррекции и побеседовала с его директором Айзан Усмановной Шахгиреевой.

    – Айзан Усмановна, какова история создания руководимого Вами Цент­ра? Это первое учреждение в респуб­лике подобного вида? Единственное ли оно?

    – По линии Министерства образования и науки ЧР это первый и пока единствен­ный Центр. Его создание было продикто­вано насущной потребностью, необходи­мостью, поскольку поствоенный синдром в нашей республике имеет место быть, и даже если человек находится далеко от места военных действий и не является непосредственным участником этих собы­тий, сам факт того, что война идет на его родной земле, способен ввести человека в глубоко стрессовое состояние. Опасность в том, что этот стресс может перерасти в психологическую травму. Это происхо­дит в том случае, если человек своими собственными ресурсами не справился со стрессовой ситуацией. Так как дети, подростки, взрослые, да практически все население республики нуждалось в пси­хологической поддержке, психологичес­кой помощи, возникла необходимость в создании Центра психологической реа­билитации. И когда Генеральный директор ЮНЕСКО Коитиро Мацуура и В.В. Путин встретились, был поднят вопрос о восста­новлении системы образования Чеченской Республики. И этот проект вобрал в себя 4 компонента:

    1) повышение квалифика­ции специалистов общеобразовательных учреждений;

    2) поддержка специалистов Министерства образования и науки;

    3) подготовка и переподготовка специалис­тов ЧИПКРО;

    4) и наконец, создание Пси­холого-педагогического центра.

    Таким образом, при поддержке бюро ЮНЕСКО в Москве, а также благодаря усилиям нашего учредителя – Министерства образования и науки ЧР – стало возмож­ным функционирование нашего Центра. Официально открытие Центра состоялось 22 мая 2008 года.

    Какая-то часть времени ушла на под­готовительную работу, поскольку мы считали, что действующий Центр должен об­ладать соответствующим потенциалом: и материальным, и профессиональным. Надо было подготовить специалистов. Тем, кто имел базовое образование, не­обходимо было укрепить эти позиции, об­новить знания, приобрести определенные навыки. Другой путь прихода специалиста в психологию – это когда опытный педагог переквалифицируется в педагога-психо­лога. Постепенно, через курсы повыше­ния квалификации, переквалификацию, получая юридические права на ведение этой деятельности (сертификаты, дипло­мы, свидетельства и т.д.), мы накапливали свой психолого-педагогический потенци­ал. Затем удалось понемногу укрепить и материальную базу. Ведь для приема лю­дей, прежде всего, детей, для нормальной работы сотрудников Центра необходимы достаточно комфортные условия.

    – А дети у Вас приходящие? Стацио­нара, насколько я понимаю, нет?

    Да, дети приходящие. Для стационара нет условий.

    Существует 5 видов подобных учреж­дений. Мы общим собранием работников сознательно выбрали 3-й вид. Он назы­вается Центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции.

    Выбор этот не случаен, поскольку дети, подростки, их родители и учителя нуждаются в реабилитации, то есть, в восста­новлении утраченных способностей нормально жить, учиться, работать. Наши дети также нуждаются в психологической и пе­дагогической коррекции поведения, пото­му что очень много отклонений от нормы. Я бы хотела отметить очень важный момент: основное направление нашей деятельнос­ти – это работа единственной в респуб­лике Психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК). Все дети, нуждающиеся в определении образовательного маршру­та, когда необходимо выявить, где ребенку будет комфортнее учиться: в общеобразо­вательном ли учреждении, коррекционной ли школе, интернате для детей с задерж­кой психического развития, на дому ли, дистанционно, – проходят диагностику у специалистов нашего Центра.

    У нас, к сожалению, очень много де­тей с задержкой психического развития, и мы обследуем детей педагогически и социально запущенных. То есть, детьми никто дома не занимается, они начина­ют отставать в развитии от своих сверс­тников, и к их приходу в школу накапли­ваются уже такие проблемы, разрешить которые самостоятельно учитель и школа не в состоянии. Но идти по этому пути у нас не получается, т.к. нет соответствующего здания для открытия стационара.

    – А кто, как правило, приводит ребен­ка к Вам – учителя, родители?

    – Тревогу первыми начинают бить учи­теля, школа дает направление, а приводят ребенка уже родители. Наша комиссия диагностирует ребенка.

    – Через Ваши руки, наверное, про­шло уже столько детей?..

    – Да, с начала работы через нашу ко­миссию прошло 1820 детей. На каждого ребенка заводится личное дело, где со­бираются данные по итогам обследований специалистами: дефектологом, педаго­гом-психологом, а также результаты ме­дицинского обследования, данные соци­ологических опросов. И вот на этой базе проводится диагностика. Коррекцией же наши специалисты занимаются по факту обращения родителей, поскольку стаци­онара у нас пока нет.

    – А изначально предполагалось фун­кционирование стационара?

    Вообще, по своему виду, по свое­му названию наш Центр должен быть стационаром, поскольку мы проводим коррекцию поведения детей, выпавших в силу раз­личных причин из социума. Это дети, оставшиеся без попечения родителей; дети, склонные к бродяжничеству; дети, систематически пропускающие учеб­ные занятия, и т. д. У них очень слабая мотивация к обучению, но это все наши дети, и мы должны здесь создать им та­кие условия, чтобы у них появился шанс вырваться из этого замкнутого круга, чтобы после получения психологической помощи, педагогической поддержки они смогли вернуться в обычную школу для продолжения учебы.

    Но типовое здание для стационара бу­дет построено только в 2015 году. Всего планируется по республике построить 4 реабилитационных центра: в Урус-Мар­тане, Аргуне, Грозном, Шали.

    – А каков по времени курс реабили­тации?

    – В зависимости от показаний – от 40 дней до 3-х месяцев. По итогам обследо­вания мы даем рекомендации, справку-маршрут с указанием типа и вида ОУ, же­лательного для данного ребенка. Это мо­жет быть коррекционная школа 7-го вида (интернат для детей с задержкой психического развития). Для социально незащищенных детей – школа-интернат в г. Урус-Мартане; сироты и дети, остав­шиеся без попечения родителей направ­ляются в школу-интернат №2 г. Грозного. Дальнейшее психологическое сопровож­дение ребенка обеспечивается психоло­гической службой образовательного уч­реждения, принимающего ребенка. Там имеются свои штатные психологи, соци­альные педагоги, классные руководители, учителя и т.д. Но, если возникают какие-либо проблемы и если нас просят помочь, конечно же, мы оказываем помощь.

    Вообще, в психологии есть закон, со­гласно которому помощь психологическая оказывается только в том случае, если за ней обращаются, особенно когда речь идет о взрослых.

    – Ваш Центр работает и со взрос­лыми?

    – Да, мы начали эту работу. Междуна­родный комитет спасения (МКС) обра­тился к нашему учредителю с просьбой разрешить нам участвовать в их проекте на партнерских началах, и мы уже довольно давно работаем, в основном, с девушка­ми, женщинами Чеченской Республики. У нас открыт телефон доверия. Если есть возможность проконсультировать чело­века по телефону, мы это делаем, в иных случаях отправляем в те учреждения, где им могут и обязаны помочь.

    – Айзан Усмановна, как обстоят дела с материально-техническим оснаще­нием Вашего Центра?

    Благодаря бюро ЮНЕСКО в Москве и нашему учредителю – Министерству об­разования и науки ЧР – мы имеем прак­тически все необходимое для работы. Единственное, в чем мы действительно серьезно нуждаемся, так это транспорт, поскольку работа носит выездной харак­тер и нашей комиссии приходится по гра­фику бывать практически во всех районах нашей республики, чтобы обследовать на месте, прежде всего, детей-инвалидов с переводом их в дальнейшем на домашнее обучение.

    Хотелось бы также обновить комнату релаксации. Да и компьютеры каждые 3 года морально устаревают, и мы, конечно же, не отказались бы от обновления наших технических возможностей.

    – Какова укомплектованность Цент­ра педагогическими кадрами? Какова их квалификация?

    У нас работают педагоги-психологи, специалисты дополнительного образова­ния, социальные педагоги, есть дефектолог. Со следующего года будут работать логопеды, пока они обучаются в Красно­даре, получают второе высшее образова­ние. Специалистов около 25 человек, трое из которых отмечены нагрудным знаком «Почетный работник общего професси­онального образования РФ» (Л. Чокаева, К. Газиева, Р. Баматгиреева). Один человек – «Почетный работник высшего профес­сионального образования» (Шахгиреева А.). Все они имеют высшую квалифика­ционную категорию. Мне бы хотелось назвать хотя бы несколько имен лучших работников. Это: мой заместитель Тама­ра Магомедовна Экажева. Очень хорошие специалисты: Ахматова Марьям, Омаева Мадина, Бисултанова Мадина, Эжиева Ди­ана, ну, можно долго перечислять. Коллек­тив высококвалифицированный. Мы все получили дополнительные дипломы, подтверждающие наше образование, между­народные сертификаты, удостоверения. Квалификацию наши специалисты повы­шали, в основном, в Москве и Петербурге, обучались у израильских и хорватских тре­неров. Но, к большому сожалению, у нас нет детского психиатра, нам требуются на штатной основе офтальмолог, психонев­ролог, отоларинголог.

    – А как строится взаимодействие Центра с общеобразовательными уч­реждениями республики? Оказываете методическую помощь психологичес­ким службам школ?

    Да, мы заключили договоры с десятью школами республики, для оказания психолого-педагогической помощи. В рамках проекта ООН мы полу­чили 4 заявки на проведение семинаров – тренингов для наших специалистов ОУ. Мы провели четыре 3-х дневных семина­ра для педагогов-психологов, социальных педагогов, учителей начальных классов, школьных психологов на базе Центра. Я убеждена, что с детьми, особенно с ма­ленькими, должны работать специалисты высочайшего класса, ведь они имеют дело с внутренним миром человека – самым сложным, самым трепетным. Мне часто вспоминаются слова израильского тре­нера, сказанные на лекции: «Нет вредных детей, есть взрослые, которые им вредят». И действительно, ключи от детских сер­дец находятся в руках взрослых и очень важно правильно, осторожно подобрать их, не обмануть доверие ребенка, про­явить в общении с ним величайшие такт и понимание.

    – Айзан Усмановна, если мысленно подвести какие-то итоги деятельности Вашего Центра, какие несомненные успехи и достижения Вы бы выдели­ли?

    Я считаю, во-первых, главным то, что Центр зародился. Очень высокую оценку работе Центра дала представитель ООН, профессор 1-го римского университета Мария Сирена Верджетти. Во-вторых, несомнен­ным достижением является создание и работа Психолого-медико-педагогичес­кой комиссии, которая помогает детям с проблемами выбрать оптимальный обра­зовательный маршрут, поддерживает их психологически и педагогически. В-треть­их, Центру удалось аккумулировать высо­коквалифицированный, профессионально компетентный педагогический потенциал. Но, пожалуй, самое главное – это люди, которые приходят со своими бедами и проблемами и, принятые с пониманием, терпимостью и сочувствием, уходят с бла­годарностью и надеждой.

    – Спасибо Вам большое за столь со­держательную беседу.

    Дала аьтто бойла хьан, Айзан!

    Автор: Автор